четверг, 29 ноября 2012 г.

Формы для тротуарной плитки: покупать или изготавливать самостоятельно

Полиуретановые формы для производства искусственного облицовочного камня - самая важная и дорогостоящая часть такого проекта. Вибролитьевая тротуарная плитка и брусчаткатакже производятся с применением форм. Литьевые формы для тротуарной плитки и брусчатки традиционно пластиковые, но сложнорельефную декоративную тротуарную плитку можно изготовить только на основе эластичных полиуретановых форм, так же как и искусственный облицовочный камень. Поэтому, вопрос "покупать или изготавливать самостоятельно литьевые формы?" вполне резонен. Попробуем с этим разобраться…
В ряде случаев приобретение уже готовых матриц для литья декоративных бетонов вполне оправдано. Например, для малого бизнеса лучше всего купить 5-10 кв. метров готовых литьевых форм и сконцентрировать усилия на эффективном сбыте и развитии производства. Или другой вариант: бизнес на основе полученного кредита. В этом случае поджимает время и необходимо как можно быстрее организовать производство и наладить сбыт. Поэтому, покупка готовых форм - логичное решение. Бывает, что строительные компании закупают крупные партии полиуретановых форм, хотя и не испытывают финансовых проблем. Такое может быть связано с потребностью успеть к новому строительному сезону или вовремя сдать отделку каких-либо объектов. Но во всех этих ситуациях прослеживается перспектива со временем организовать собственную формное производство. Почему так и зачем? 
Во-первых, это очень выгодно с финансовой точки зрения. Формы собственного изготовления получаются примерно в два раза дешевле покупных и даже заметно дешевле, чем покупные формы из примитивных и недолговечных формных материалов (типа формопласт или виксинт). 
Во-вторых, при покупке готовых эластомерных форм всегда существует риск приобретения низкокачественной продукции. Собственная формная мастерская исключает такое. 
В-третьих, появляется еще одна методика экономии на формующих материалах. Дело в том, что для производства некоторых разновидностей декоративных бетонов вполне можно использовать недорогие формные материалы. Нужно просто хорошо понимать, где и как применяются различные формные материалы и владеть этими технологиями. 
В-четвертых, ассортимент литьевых форм в настоящее время достаточно узок и ограничивается формами для производства: облицовочного камня и тонкого кирпича. А как же изразцы, барельефы и множество других отделочных и облицовочных материалов на основе декоративного бетона? Не говоря уже о новом направлении в технологии тротуарной плитки и напольных декоративных покрытий. В последнее время их потребление неуклонно растет! Только собственная формная мастерская позволит производить то, что нужно вашему потребителю в вашем городе или регионе. 
Таким образом, думайте и анализируйте. Выбор - за Вами!

понедельник, 5 ноября 2012 г.

Все в банк!

Краткий экскурс в историю нижегородских банков (о становлении банковского дела в мире и в России. Нижний Новгород всегда был городом больших финансовых возможностей. Сюда вели крупнейшие торговые пути, здесь заключали сделки самые известные купцы, именно в Нижнем Новгороде открылась первая Всероссийская торгово-промышленная выставка. В общем, город честно заслужил свое звание «карман России». И как только в этом «кармане» завелись большие деньги, в Нижнем Новгороде начали появляться первые банки. Их история – это не просто наглядная иллюстрация к истории общего банковского дела. Здесь перемешалось все: борьба сословий, щедрые благотворительные жесты, финансовые авантюры, должностные преступления и даже… отравление!

Ставим банки 


Первым нижегородским кредитным учреждением можно считать Нижегородский приказ общественного призрения, который был создан в 1780 году. В его создании активное участие принимало государство: в качестве начального капитала правительство выделило Нижегородскому приказу пятнадцать тысяч рублей. В правление банка входили выборные представители четырех сословий: дворян, купцов, мещан и крестьян. Они во главе с губернатором на общественных началах руководили приказом.

Капиталы учреждения пополнялись за счет вкладов под проценты – от 3% до 9% (чувствуется, что инфляция в те времена была совсем небольшая), а также за счет частных пожертвований, различных пошлин, комиссионных сборов и процентных отчислений с торговых сделок и операций. Свои средства в банк вкладывали в основном крестьяне и купцы. И если первые могли иметь всего 1 тысячу рублей на счете, то вторые вносили в «кассу» до полумиллиона рублей.

Граждане недворянского происхождения (учителя, священники, чиновники, крестьяне, дворовые люди помещиков) могли получить в этом банке небольшие кредиты (от трёхсот рублей). При этом от них банк не требовал множество бумаг и подтверждений платежеспособности. Но, как правило, все клиенты оказывались людьми добропорядочными и вовремя погашали кредит. Так что кредитная история нижегородцев начиналась весьма положительно. Но не у всех.

В 1841 году для обслуживания представителей благородного сословия был учрежден Александровский дворянский банк. В учредительных документах указывалось, что банк является заведением благотворительным, и главная цель его деятельности – забота о солдатах – рекрутах из дворянских имений, уволенных со службы по старости, болезни или ранению. Но это был всего лишь грамотный пиар-ход: в реальности банк в основном помогал разорившимся потомкам родовитого дворянства, а не солдатам.

Однако представители высшего сословия оказались клиентами не надежными. В 60е годы XIX века, после отмены крепостного права, банк едва не разорился, так, как дворяне не торопились с выплатами по долгам. На выручку пришли крестьяне, нуждавшиеся в денежных кредитах для выкупа своих земельных наделов. Получая от банка кредиты по минимальной ставке 4% годовых и расплачиваясь по ним без задержек, крестьяне реанимировали банк, и к 1885 г. его оборот составил уже 10 миллионов рублей.

Однако через 5 лет Александровский банк вновь чуть не «лопнул», на сей раз по вине высшего руководства. Директор банка Панютин и члены правления Аверкиев, Демидов и Андреев буквально растащили банковские средства на свои нужды. При этом уездный предводитель дворянства г-н Андреев не постеснялся обратиться к дворянскому собранию с такой пламенной речью: «Господа, я учинил хищение... Помогите мне из банковой кассы. Я ведь знаю, как вы в ней хозяйничаете!».

Однако дворянское собрание постановило, что Андреев «поступил бесчестно, не возвратив вовремя деньги и подведя этим банк», и исключило его на три года из своей среды. После того, как о денежных махинациях правления Александровского банка стало известно широкой общественности, Панютин был арестован и скоропостижно скончался в тюрьме. Его жена тоже не перенесла позора и отравилась.

В конце концов, нижегородские дворяне потеряли бразды правления банком, который на десять лет ушел под опеку государства. Банк не смог пережить революцию, и в 1917 году был закрыт.

В 1851 г. известный нижегородский предприниматель Федор Блинов стал инициатором открытия нового городского банка. На этот шаг его вдохновил визит в Нижний Новгород 18-летнего цесаревича Николая Александровича, который посетил мельницу Блинова и отметил её отличную работу. Обрадованный купец тут же пожертвовал двадцать пять тысяч рублей на создание городского общественного банка с просьбой присвоить ему имя цесаревича. По имени царевича банк стал называться Николаевским, а покровителем его стал Святой Николай Чудотворец. Банк должен был финансировать различные нужды и потребности города, отчитываясь о своей работе перед Городской думой, и по уставу ежегодно выделять из чистой прибыли 5 тысяч рублей «для призрения бедных нижегородцев». Кроме Блинова в создании банка поучаствовал и другой крупный нижегородский предприниматель Михаил Рукавишников, также выделивший беспроцентную ссуду в размере двадцати пяти тысяч рублей.

Банк был учрежден в 1864 году, а уже через год его оборот составил около одного миллиона рублей серебром. А 1880 году оборот достиг баснословной суммы пятьдесят восемь миллионов рублей, благодаря тому, что банк успешно выполнял все виды финансово-кредитных операций с представителями всех сословий без ограничений.

За четверть века банк перечислил на различные городские проекты более пятисот тысяч рублей серебром, в частности сто восемьдесят тысяч на постройку городского водопровода. Этот же банк кредитовал такой важный городской проект, как пуск трамвая, и даже выделил тридцать две тысячи на приданое бедным девушкам из мещанских семей. Это был действительно всенародный банк, и большую часть его клиентов составляли промышленники, торговцы и ремесленники.

Все в банк! 


Вторая половина XIX века – период наивысшего расцвета банковского дела в Нижнем Новгороде. Появляются как новые городские кредитные учреждения, так и представительства известнейших на тот момент российских банков.

В 1870 году в Нижнем Новгороде открылось отделение всероссийского акционерного коммерческого Волжско–Камского банка, учрежденного в Москве с целью обслуживания торгово–промышленных нужд всей страны. Основателем банка был выдающийся российский предприниматель Василий Кокорев.

Основной капитал нижегородского отделения банка составил около восемнадцати миллионов рублей. Стать клиентом банка мог далеко не каждый, для этого необходимо было пройти определенный имущественный ценз и предоставить поручительство авторитетного лица или фирмы. В общем, схема оформления кредитов стала похожа на современную. Постоянным клиентом и впоследствии членом учетно–ссудного комитета банка был крупнейший нижегородский предприниматель Николай Бугров. В его особняке на Рождественской в 1894 году расположилось Нижегородское отделение Волжско–Камского банка.

  Здесь же, на Рождественской открылся филиал и другого известного кредитного учреждения – Русского торгово-промышленного банка, который был одним из крупнейших в России. Сначала отделение разместилось в Блиновском пассаже. А в 1908 году банк переехал в перестроенное здание торгово-промышленного комплекса, принадлежащее купцу Михаилу Рукавишникову – опять-таки на улице Рождественской. Рукавишниковы были крупнейшими клиентами этого отделения, поэтому в деловых кругах этот банк даже называли «банком Рукавишниковых». Кроме Нижнего Новгорода, Русско-торговый промышленный банк имел свои филиалы в Павлове и селе Богородском.

В 1880е годы бурное развитие банковского дела продолжалось. Началась выдача ипотечных кредитов. Появились Нижегородский купеческий банк, Нижегородско–Самарский земельный банк, отделение Государственного крестьянского поземельного банка, снабжавшего ипотечными кредитами крестьян после отмены крепостного права. В ярмарочный период на территории ярмарки действовали Сибирский торговый, Московский торговый, Московский купеческий, Казанский купеческий и прочие банки. Кроме того, появились небольшие частные кредитные конторы и целая сеть крупных и мелких ростовщиков. По результатам государственной переписи 1897 года, более трёх тысяч нижегородцев жили исключительно на доход с капитала в виде ренты, на проценты по вкладам и выдачу денег в рост.

В целом на нижегородском денежном рынке держались обычаи московского региона, в котором активное хождение имели государственные билеты, называвшиеся сериями и принимавшиеся любой мелочной лавкой. В петербургском регионе, напротив, прочно установилась чековая система. В торговых делах Нижнего, по примеру Москвы, случаи несостоятельности часто не доводились до суда, а кончались «полюбовно» – «благородным расчетом» считалась уплата долга хотя бы по 20 копеек за рубль.

Практически все коммерческие банки просуществовали в Нижнем Новгороде только до революции. Потом они были национализированы и объединены в единый Государственный банк. Государство стало, по сути, монополистом в области денежных операций.

Всем банкам банк 


Нижегородское отделение Государственного банка России открылось в 1868 году и занималось учетом векселей, выдачей ссуд, кредитов, принимало вклады от учреждений и частных лиц.
В 1909 году Нижегородскую контору Госбанка императорской России возглавил Николай Павлович Полянский. Статский советник Полянский был назначен чиновником особых поручений пятого класса Министерства финансов. Именно при нем было построено новое роскошное здание банка на улице Большой Покровской.

  Николай Павлович был требовательным руководителем. За короткое время ему удалось радикально изменить положение в Нижегородском отделении. Состав служащих, по его словам, «оказался не вполне на высоте своего назначения. Некоторые из банковских чиновников грубо обращались с публикой, гоняя бестолку от одной форточки к другой; много было лишних инстанций...».
Умный, опытный, тактичный управляющий очень скоро изменил ситуацию. Николай Павлович не стал «разгонять состав служащих без особых причин», он начал строже относиться ко вновь поступающим.

В Госбанке сложилась система рокировки кадров. Все перемещения по отделениям в различных городах сопровождались обязательной выдачей характеристик чиновников. Иногда они могли быть просто убийственными для карьеры того или иного человека, но при этом давалась в таких изящных выражениях, что никак не ущемляли его самолюбия. Так, в августе 1915 года управляющий Петроградской конторой Госбанка конфиденциально запросил Н.П. Полянского «о нравственных и служебных качествах» одного из бывших молодых вольнонаемных сотрудников. Тот хотел устроиться на службу в столице. Конфиденциальный ответ был краток: «Состоявший в 1913-1914 гг. на службе в Нижегородской конторе в должности помощника бухгалтера 2-го разряда Сергей Николаевич Вербловский ни в чем предосудительном замечен не был, особых способностей не проявил. Служба по ведомству Банка, по-видимому, его не удовлетворяла».

Полянский занимался не только внутренней реорганизацией нижегородского отделения. Еще одна его заслуга – это новое здание банка на Покровке, которое было построено им в 1913 году (к трёхсотлетию царствования династии Романовых). Торжественное открытие состоялось семнадцатого мая (сейчас именно семнадцатого мая в банке проходит день открытых дверей). Здание возводилось по проекту архитектора Покровского, основным материалом для стройки стал белый уральский камень. Правда, со временем банк «поседел».

По правилам того времени все восемьдесят сотрудников кредитного учреждения должны были жить в самом банке. Специально для этого было построено жилое здание, примыкающее к основному корпусу. Сегодня в банке никто не живёт, а бывшие квартиры превратились в кабинеты.

До 1911 года брать на работу женщин в Госбанке было строго запрещено. Работники-мужчины находились под пристальным наблюдением руководства банка. Доходило до того, что без согласия банка не разрешалось даже жениться. Будущий супруг должен был предоставить тщательно составленные биографические сведения о своей невесте.

Равенство полов при приеме на работу в Госбанк стало соблюдаться только в двадцатые годы двадцатого века, когда из-за маленькой зарплаты никто не хотел работать в банке. Тогда ситуацию спасли женщины. В общем, не случись в то время финансового кризиса, слабый пол так и не был бы допущен к денежным делам.

Вскоре была открыта специальная школа для обучения банковскому делу, в которой было подготовлено свыше семисот специалистов. Большинство из них были женщины.

Во времена Великой Отечественной войны в нижегородском представительстве Госбанка возник дефицит мужчин. На фронт ушли сто пятьдесят человек, большинство из которых погибли.
В годы войны банковская система работала с учетом специфики военного времени. Госбанк СССР был единым расчетным, кассовым, эмиссионным и кредитным центром. Система была построена так, что все предприятия не имели своих собственных оборотных средств и были вынуждены пользоваться кредитами. В Горьковской области кредиты выдавались всем оборонным предприятиям — дзержинским производителям, автомобильному, авиационному и Сормовскому заводам. Проценты были небольшие — 2-4% в год, но при этом у Госбанка была роль государственного контролера по целевому использованию кредитов. В годы войны Госбанк «заставлял» оборонные предприятия использовать полученные деньги максимально эффективно, не рассчитывая, что «война все спишет». Также банк регулировал распределение материальных ресурсов, поступающих из западных областей в ходе эвакуации. Это требовалось для того, чтобы одни предприятия не простаивали из-за нехватки ресурсов, в то время как на других заводах запасов оборудования и материалов было бы на год вперед.
Во время войны в Горький из Москвы было перевезено одно из подразделений Госбанка СССР. Это было хранилище №7 эмиссионного управления Правления Государственного банка СССР. Также в Горький была эвакуирована Белорусская республиканская контора Госбанка СССР со всеми ценностями, архивами и сотрудниками. Потом все отделения вернули на места.

После войны финансовая жизнь снова вернулась в прежне русло. Госбанк снова занялся выдачей ссуд, кредитов, операциями с ценными бумагами и денежными расчетами.

Госмонополия на банковское обслуживание закончилось только в годы перестройки (1980-ые). С этого момента история российской банковской системы в общем и нижегородская банковская история в частности начинает новый отсчет. Мы стали свидетелями большинства событий в новейшей банковской истории – что будет дальше – покажет лишь время.

Как банки правят на Земле